содержание • хроника сайтауказатель произведений
о нас • авторы • contents • наши ссылки
 

Н.ГУМИЛЕВ

Письма о русской поэзии

Эта зима принесла любителям поэзии неожиданный и драгоценный подарок. Я говорю о книге почти не печатавшегося до сих пор Н. Клюева. В ней мы встречаемся с уже совершенно окрепшим поэтом, продолжателем традиций Пушкинского периода. Его стих полнозвучен, ясен и насыщен содержанием. Такой сомнительный прием, как постановка дополнения перед подлежащим, у него вполне уместен и придает его стихам величавую полновесность и многозначительность. Нечеткость рифм тоже не может никого смутить, потому что, как всегда в большой поэзии, центр тяжести лежит не в них, а в словах, стоящих внутри строки. Но зато такие словообразования, как “властноокая” или “многоочит”, с гордостью заставляют вспомнить о подобных же попытках Языкова.

Пафос поэзии Клюева редкий, исключительный — это пафос нашедшего.

“Недостижимо смерти дно,
И реки жизни быстротечны, —
Но есть волшебное вино
Продлить чарующее вечно”…

говорит он в одном из первых стихотворений и всей книгой своей доказывает, что он испил этого вина. Испил, и ему открылись райские крины, берега иной земли и, источающий кровь и пламень, шестикрылый Архистратиг. Просветленный, он по-новому полюбил мир, и лохмотья морской пены, и сосен перезвон в лесной блуждающей пустыне, и даже золоченые сарафаны девушек-созревушек или опояски соловецкие дородных добрых молодцов, лихачей и залихватчиков.

Но…

“Лишь одного недостает
Душе в изгнании юдоли:
Чтоб нив просторы, лоно вод
Не оглашались стоном боли…
………………………………….
И чтоб похитить человек
Венец Создателя не тщился,
За что, посрамленный во век,
Я рая светлого лишился”.

Не правда ли, это звучит как: Слава в вышних Богу, и на земле мир, и в человецех благоволение? Славянское ощущение светлого равенства всех людей и византийское сознание золотой иерархичности при мысли о Боге. Тут, при виде нарушения этой чисто-русской гармонии, поэт впервые испытывает горе и гнев. Теперь он видит страшные сны:

“Лишь станут сумерки синее,
Туман окутает реку, —
Отец с веревкою на шее,
Придет, и сядет к камельку”.

Теперь он знает, что культурное общество — только “отгул глухой, гремучей, обессилевшей волны”.

Но крепок русский дух, он всегда найдет дорогу к свету. В стихотворении — “Голос из народа” звучит лейтмотив всей книги. На смену изжитой культуры, приведшей нас к тоскливому безбожью и бесцельной злобе, идут люди, которые могут сказать про себя: “…Мы — предутренние тучи, зори росные весны… в каждом облике и миге наш взыскующий отец… чародейны наши воды и огонь многоочит”. Что же сделают эти светлые воины с нами, темными, слепо-надменными и слепо-жестокими? Какой казни подвергнут они нас? Вот их ответ:

“Мы — как рек подземных струи,
К вам незримо притечем
И в безбрежном поцелуе
Души братские сольем”.

В творчестве Клюева намечается возможность поистине большого эпоса.

Аполлон. — СПб., 1912. — № 1. — С. 70-71.

До сих пор ни критика, ни публика не знает, как относиться к Николаю Клюеву. Что он — экзотическая птица, странный гротеск, только крестьянин — по удивительной случайности пишущий безукоризненные стихи, или провозвестник новой силы, народной культуры?

По выходе его первой книги, “Сосен Перезвон”, я говорил второе; “Братские Песни” укрепляют меня в моем мнении. Автор говорит о них в предисловии: “В большинстве они сложены до первой моей книги или в одно время с нею. Не вошли же они в первую книгу, потому что не были записаны мною, а передавались устно или письменно помимо меня”… Именно так и складываются образцы народного творчества, где-нибудь в лесу, на дороге, где нет возможности, да и охоты записывать, отделывать, где можно к удачной строфе приделать неуклюжее окончание, поступиться не только грамматикой, но и размером. Пафос Клюева — все тот же, глубоко религиозный:

“Отгул колоколов, то полновесно-четкий,
То дробно золотой, колдует и пьянит,
Кто этот, в стороне, величественно-кроткий,
В одежде пришлеца, отверженным стоит?”

Христос для Клюева — лейтмотив не только поэзии, но и жизни. Это не сектантство, отнюдь, это естественное устремление высокой души к небесному Жениху… Монашество, аскетизм ей противны; она не позволит Марии обидеть кроткую Марфу:

“Не оплакано былое,
За любовь не прощено,
Береги, дитя, земное,
Если неба не дано”.

Но у нее есть гордое сознание, ставящее ее над повседневностью:

“Мы — глашатаи Христа,
Первенцы Адама”.

Вступительная статья В. Свенцицкого грешит именно сектантской узостью и бездоказательностью. Вскрывая каждый намек, философски обосновывая каждую метафору, она обесценивает творчество Николая Клюева, сводя его к простому пересказу учения Голгофской церкви.

Аполлон. — СПб., 1912. — № 6. — С. 53.

 
Концевые сноски сюда